Обещанного три года ждали, что-то пошло не так…

Обещанного три года ждали, что-то пошло не так…

Наша газета продолжает тему о благоустройстве в многоквартирных домах. И если моим коллегам «попадались» объекты благополучные, где всё отремонтировано, побелено-покрашено, в подъездах  ковры, цветы и картины маслом, то мне повезло меньше.

Я ездила в станицу Гривенскую. Там располагаются три  многоквартирных дома, которые  когда-то построил осетровый рыбоводный завод для своих рабочих. В живописном месте с видом на мелководье и заросли камыша планировалось возвести целый микрорайон, где была бы своя инфраструктура и аллеи с клумбами. Но время внесло свои коррективы. Дома больше заводу не принадлежат. Квартиры давно приватизированы, они  стали частными, их можно теперь купить-продать не только рабочим градообразующего предприятия. И если раньше все тяготы по ремонту и благоустройству домов брал на себя завод, то сейчас этим занимается то одна управляющая компания, то другая, местонахождение которых  жильцы порой даже не знают.

— Мы три года добивались ремонта кровли в наших домах, — рассказывала жительница первого дома Зоя Облогина. – Ежемесячно платим по 263 рубля в фонд капитального ремонта. И вот в прошлом году, наконец-то, нас начали благоустраивать.

Мы здесь не будем говорить  о том, кто должен заниматься ещё ремонтом подъездов и лестничных площадок. Желающих украсить мир за порогом приватизированной квартиры – тут раз-два и обчелся. А потому подъезды и лестничные пролеты гривенских многоквартирных домов вполне можно  использовать как декорации к съемкам фильмов о грядущем апокалипсисе. Может, отсюда и  соответствующее отношение к ремонту у всех управляющих компаний? Также, наверное, это одна из причин, почему молодежь бежит из станицы во все концы света. Такую последовательность не я, кстати, подметила, а  специалист по театральному искусству – Нина Сафронова, которая руководит в Гривенском ДК театральным коллективом. По совместительству она ещё — старшая этих домов. На беспокойную «должность» её выбрали жильцы, зная неуёмный характер Нины Семеновны и её стремление к порядку и всеобщей красоте. Однако интервенция реальности оказалась более шокирующей, чем любое  авангардное искусство. Нина Семеновна просто за голову хватается от всего, что свалилось на неё. А свалился на неё буквально и в первую очередь — собственный потолок в собственной квартире. Потом отстали обои от стен, вздыбились полы, новая мебель перекосилась…

— Первый дом в прошлом году отремонтировали за месяц. Мы думали и у нас так будет. Но приехала бригада, сняла весь старый кровельный настил и… исчезла, — рассказывала Сафронова. —  А тут дожди зарядили. Все квартиры второго этажа – затопило. Вода струями текла по стенам, заливала полы, сбегала по лестницам и просачивалась на первый этаж. Это был кошмар!  Почти одновременно пришла другая напасть – эпидемия и карантин. Естественно, на три месяца все ремонтные работы остановились. За это время в отсыревших квартирах людям на голову сваливались потолки, сыпались стены вместе с обоями, слезала краска с окон и дверей. Кроме того, сброшенный с крыши строительный мусор завалил окна первых этажей, отключили электричество… Мой сын залезал на крышу, но сделать что-то самим было невозможно – ноги проваливались на каждом шагу.

Мы стали бить во все колокола, звонить в местную и районную администрации, просить, требовать. Наконец, появился первый представитель какой-то управляющей компании. Первый – потому что и представители, и подрядные бригады потом стали меняться, как перчатки. Один «посланец» был крайне недоволен  моими требованиями, а также выставленным счетом за ущерб, принесенный в ходе ремонтных работ. Особенно он удивился стоимости моих пострадавших обоев. «Как три тысячи рублей рулон? Где вы такие дорогие обои покупали?», — возмущался он. Его неосведомленность, в свою очередь, удивила и насторожила меня. Сколько же у такого подрядчика уставной капитал? И как, простите, он выиграл тендер? Что он вообще делает на рынке и кому было выгодно  сотрудничать с ним? Такие вопросы сыпались со всех сторон.

Я затребовала, чтобы прислали смету. Она пришла с адреса: г. Москва, Дмитровское шоссе, 60А, помещение 15, комната 15, 16, 18, расчетный счет там и прочее — указаны. Ремонтировать наши, гривенские, дома, оказывается, подрядилось ООО «Спецрусстрой М». Гендиректор – Усубов М.З. Договор подряда заключен 27 марта 2020 года, № РТС 223 А 200004, на выполнение капитального ремонта крыши многоквартирного дома по адресу: ст. Гривенская, ул. Заводская, 20а. При этом в слове «Гривенская» сделано три ошибки.

Надо сказать, что первый дом ремонтировали краснодарские подрядчики. Они начинали работу в пять утра и заканчивали в девять вечера. Сделали все капитально с гарантией на пять лет. Вот уже год в доме нигде не протекает. Чем и кого не устроила эта компания?

Новая, «выигравшая» тендер, меняла бригады чуть ли не каждый день. При этом они приезжали буквально к обеду, в самую жару, количество их всякий раз менялось,  становилось все меньше и меньше. А работали, что называется, — ни шатко, ни валко, и с явным браком. Доходило до драк — жильцы дома не выдерживали таких издевательств. Бригады меняли. Было время, когда вообще один человек появлялся. Походит, посмотрит, уедет. Я обращалась во все инстанции, прокуратуру, каждый день звонила в районную администрацию: «Доброе утро! Когда закончится этот долгострой?».

Сейчас первый слой на кровле положили, уже хоть, слава Богу, не затекает вода. А дальше что? Строительный мусор вокруг дома так и стоит. Кто должен это убирать? И почему его вывоз должна оплачивать местная администрация? Кто будет квартиры ремонтировать? Кто за ущерб платить? Вопросов много.

Ремонт третьего дома запланирован на 2022 год…

Вера ПРОСКУРИНА.

 

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!