Огромная семья замечательных тружеников и патриотов

Огромная семья замечательных тружеников и патриотов

Занимался он поисками подробностей о достойной работящей семье долго. Не удивительно, что описание этого непростого процесса превратилось в отрывистые, порой не связанные между собой сообщения, с трудом поместившиеся в двух школьных тетрадках.

Здесь проживает почётный колхозник
За станичной больницей, рядом с газовым участком, у дороги стоит небольшой домик, каких немало в Гривенской. Старый, видно, саманный, крытый шифером. Но на нем необыкновенного содержания табличка, каких нигде больше нет. Она в рамочке, с изображением серпа и молота и с таким текстом: «Здесь проживает почетный колхозник рыбоколхоза имени Калинина Головко Евдоким Емельянович». Трава у калитки этого дома была не смята, видно, давненько никто не входил в калитку.
«Кто же это такой — почетный колхозник?», — заинтересовался Александр Павлович. Было это по весне. Вскоре начались торжества по поводу Дня Победы, и наш активист среди многочисленных портретов станичников-участников Великой Отечественной войны в Бессмертном полку Гривенской увидел на одном подпись: «Рядовой Головко Евдоким Емельянович». «Так это же Почетный колхозник, дом которого я недавно видел!», — обрадовался Александр Павлович. Но когда шествие завершилось, он не смог найти того, кто же нес портрет Евдокима Емельяновича Головко.
Станичники, знавшие Головко, рассказывали, что его казачья семья была из 19 или даже из 22 человек. У Емельяна Евдокимовича было восемь сыновей и одиннадцать дочерей. Вот один из сыновей и есть Почетный колхозник рыбколхоза имени Калинина — Евдоким Емельянович Головко. У него у самого тоже семья была многодетной, но меньше отцовской. Об этом рассказывали Иван Емельянович Короткий, Федор Вороной, семьи которых жили раньше по соседству с Головко. А еще — Иван Кириллович Кузуб, сын Марии Емельяновны (в девичестве Головко). Она была родной сестрой Почетного колхозника и четырнадцатым ребенком в семье.
Родственники показали старинные фотографии из семейного альбома, рассказали немало интересного. Например, о том, что почти все члены большой семьи Головко были певчими в Зарубовской церкви и что она была очень красивой.
Заведующей станичным детским садом давно работает невестка Почетного колхозника Татьяна Павловна Головко. Она вспомнила, что ее свекор, Евдоким Емельянович, родился в 1906 году, а умер 9 мая 1989 года. Свекровь звали Харитина Федотовна. Оба были очень хорошими, простыми, добродушными, работящими людьми. Вырастили троих дочерей и одного сына — Александра, ее мужа. Свекор много лет трудился в рыболовецком колхозе имени Калинина, что на хуторе Пригибском: «Покойный муж, конечно, больше бы рассказал. Какие были фотографии, Александру Павловичу Нарожных показала, он их перефотографировал». Я попросила свою собеседницу поискать какие-либо документы свекра, и она вспомнила, что где-то был его военный билет, пообещала поискать. Но, к сожалению, поиски не увенчались успехом.
В Гривенской, недалеко от Протоки, живет дочь Евдокима Емельяновича — Вера Евдокимовна. Родилась она в 1941 году. Окончила в родной станице школу, работала на камышитовом заводе. Она вспомнила, что в семье всему «голова» была мама. А у самой Веры Евдокимовны двое детей, четверо внуков и пятеро правнуков.
На Зарубовке живет еще одна сестра — Мария. Она оказалась совсем не разговорчивой, ничего нового об отце не добавила. Брат умер. Вот так получилось, что никто из родственников так и не вспомнил, какими наградами отметило правительство храбрость и доблесть рыбака Евдокима Емельяновича Головко.

На хуторе Пригибском
Отправился неугомонный Александр Павлович на хутор Пригибский. У первого встречного мужчины спросил, знает ли тот Головко? «Так их много, тебе каких?» — ответил вопросом на вопрос встречный. Наш активист уточнил, что ему нужны те, что постарше, и услышал: «Я в семье одиннадцатый, сейчас спрошу о старших», и достал мобильник из кармана. Но разговора в тот раз не получилось: абонент не отвечал.
Работница местного клуба, вникла в проблему гостя и дала ему адрес Анатолия Дмитриевича Головко (1939 года рождения), сына брата Евдокима Емельяновича Головко. Поехал гривенец по указанному адресу, но хозяина дома не оказалось, его супруга заверила, что он скоро будет. Так и вышло, вскоре подъехал Анатолий Дмитриевич. О семье брата отца мало что смог рассказать. Прошло-то столько времени! Знает, что она была большая. Почти все мужчины были на войне. Хотя многие рыбаки из колхоза были под бронью, но и на фронт забрали немало хуторян.
Позвонил Анатолий Дмитриевич кому-то, кто постарше, а ведь самому-то уже 80! Но на первый взгляд столько лет ему никто не дает, ведь он бодр, строен, чисто выбрит и опрятно одет. А звонил собеседник Александра Павловича одной из старейших в большом семействе. То ли сестре брата Евдокима Головко (очевидно, двоюродного, Леонтия), то ли племяннице — Вере Леонтьевне Волковой (1936 года рождения, Головко – по материнской линии, а в девичестве — Клеба). С ней судьба свела нашего активиста через несколько лет, уже в 2018 году. Она оказалась приветливой и доброжелательной вспомнила с сожалением, что в школу ей довелось ходить всего два года – потом была война. А ее отец Леонтий ушел на фронт и был ранен. Лежал то в одном, то в другом военном госпитале. С ним произошел такой курьезный случай (благодаря редкой фамилии). Вот что о нем рассказала Вера Леонтьевна: «Земляка моего отца, Шмалько, имени и отчества не припомню, положили на его койку в госпитале, не успев заменить табличку с фамилией бывшего владельца. Боец поинтересовался у медсестры тем, где же этот Леонтий Клеба, он мой земляк? Та ответила, что не знает, надо спросить у санитаров. Станичник решил, что санитары унесли Леонтия навсегда туда, откуда не возвращаются. Отец же еще долго лечился в других госпиталях, а потом встретился с удивленным товарищем, мысленно уже похоронившим земляка. Оба на радостях рассмеялись».
Потом женщина поведала о своем покойном муже, он тоже воевал, хотя родился в 1928 году. Николай Павлович Волков родился и вырос в Подмосковье, в городе Дмитрове. Так уж получилось, что в войну он оказался на Украине, в городке Знаменка. В 1944 году через него проходила девятая казачья пластуновская дивизия. Четырнадцатилетнему мальчишке очень хотелось попасть на фронт, вот он и увязался за казаками, взяли они его сыном полка. Украина, потом Польша. Мальчишка был при особом танковом батальоне в разведчиках, но первое время – на побегушках: «Колька – туда, Колька – сюда!».
Во время переправы через Вислу пацана ранило и контузило. Отправили его в госпиталь во Львов, а после излечения – в Ереван, где и встретил он долгожданную победу. Награжден медалями «За боевые заслуги» И «За победу над Германией».
Головко — распространённая фамилия
Головко — на Кубани довольно распространенная фамилия. Тщательно изучила телефонный справочник населенных пунктов нашего района и почти в каждом нашла хотя бы одного. В Калининской и Гривенской — по три телефонных номера, принадлежащих Головко, а больше всего — в Новониколаевской — девять. В Пригибском, Лебедях, Журавлевке, Старовеличковской — по одному. Безусловно, обзванивать всех не стала. Тем более, что квартирными телефонами сейчас мало кто пользуется. В Гривенской ни один из телефонов не ответил. Молчал и в Пригибском. Один из новониколаевских ответил, но его хозяин о гривенском однофамильце ничего не знал и представиться отказался. Получить хотя бы какие-то сведения о многодетной семье Почетного колхозника попыталась в администрации Гривенского сельского поселения. Начальник общего отдела Татьяна Николаевна Юрьева не раз помогала мне в поисках, не отказала и сейчас, хотя для того, чтобы поднять похозяйственные книги многолетней давности, ей придется потратить немало времени. Увы, ее поиски тоже не дали положительных результатов.
В своих журналистских архивах обнаружила данные еще об одном представителе этой фамилии, но из соседней станицы: Николае Филипповиче Головко. Он родился в 1923 году в Новониколаевской. Боевой путь начал в 1942 году на Северо-Кавказском фронте. Был участником штурма Берлина. Награжден орденом Отечественной войны первой степени, медалями «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За оборону Кавказа», «За взятие Берлина», «За Победу над Германией». Умер в 1997 году.

Как назвать всех поимённо?
Зимой 2015 года по моей просьбе из нескольких администраций сельских поселений района мне прислали фотографии и краткие сообщения о ветеранах Великой Отечественной войны. О здравствовавших на тот момент и уже ушедших в мир иной, но, к сожалению, только о тех, кто умер в последние годы. Очень досадно, что повсеместно полных списков вернувшихся домой фронтовиков нет. Очевидно, сразу после войны не до того было, восстанавливали из руин народное хозяйство. Да и в каждой станице, селе, хуторе были десятки, сотни вчерашних солдат и офицеров. Списки начали составлять в районном совете ветеранов и сельских его первичных организациях лишь лет 35-20 назад. Впрочем, и сами ветеранские организации появились через много лет после окончания Великой Отечественной войны. Потому восстановить фамилии всех, кто вернулся с фронта, кто погиб или пропал без вести, с каждым годом становится все сложнее. По этой причине, наверное, в нашем районе не смогли издать Книгу памяти (тех, кто вернулся с фронта), в большинстве районов Кубани они есть.
С такими моими грустными доводами согласилась и председатель Гривенской первичной ветеранской организации Екатерина Николаевна Костовская: «Да, очень жалко, что мы не можем назвать всех наших бывших фронтовиков поименно! Вот у нас в станице остался один ветеран – Дмитрий Андреевич Яковлев. У многих ветеранов не осталось в станице родственников, которые могли бы что-то рассказать. Может быть, если просмотреть все похозяйственные книги, то часть тех, о ком позабыли, можно найти. Но это большая и кропотливая работа. Кто ее осилит?».
Между тем, в 60-е годы энтузиасты-краеведы Калининской, которыми руководил бывший фронтовик Григорий Николаевич Жабский, составили таблицу. В ней они привели данные о том, сколько наших земляков ушло на фронт, сколько вернулось и сколько погибло (по всем населенным пунктам и крупным предприятиям).
Только из рыболовецких колхозов «Первое мая» и имени Калинина ушли на фронт: 395 и 122 человека, вернулись домой – 261 и 51. Остальные погибли и пропали без вести. А из Гривенского колхоза «Память Ильича» в Великую Отечественную войну мобилизовали 1247 человек. Возвратились домой только 564.

Парнишка увел у румын табун лошадей
Но возвратимся к предыдущему юбилею Великой Победы. На призыв «Калининца» рассказать о героях своих семей откликнулись тогда многие наши земляки. Самыми обязательными сотрудниками оказались именно из Гривенской сельской администрации. Они прислали фотографии и сообщения более чем о двух десятках земляков. Среди них было фото Ивана Яковлевича Головко. Теперь мне понятно, что он — один из родственников Почетного колхозника.
Александр Павлович прислал его оригинальное фото (у зеркала) и небольшой рассказ из того, что ему сообщили близкие фронтовика. А я в своих архивах нашла другое фото Ивана Яковлевича, переданное в 2015 году.
Призвали Ивана Яковлевича в армию уже в 1944 году. Уходил он из станицы вместе в парнем по фамилии Кошевой. Так уж получилось, что и возвратились в Гривенскую со службы они вместе.
После призыва новобранцев отправили в Новороссийск, потом – в Иран. Разговор с ветераном Александр Павлович записал несколько лет назад, когда тот был еще жив. Иван Яковлевич вспоминал: «Определили нас в разведывательный эскадрон. Выдали по автомату ППШ и три диска (72 патрона), по две гранаты с запалом, клинок, лопату и лошадь. Подразделение было важное, ведь даже прямая связь с Москвой имелась. Потом перевели нас в Афганистан, в нашу кавалерийскую армию. Охраняли мы важные объекты, укрепляли турецкую границу. В Иране стояли так же американцы и англичане. Затем нашу разведывательную роту перевели в Тбилиси. Там прошел школу сержантов и школу шоферов».
О своих наградах ветеран не стал рассказывать, их хорошо видно на фотографии, а вот о лихачестве в период оккупации поведал. Оказывается, с детства он любил лошадей и в отрочестве стал отличным наездником. Как-то ночью он незаметно подкрался к табуну, который охраняли румыны. Сидели они у костра, курили, балагурили, не ожидая никакого подвоха. А шестнадцатилетний отчаянный парнишка незаметно подкрался к вожаку (видно, табун-то был знакомым еще с довоенного времени). Потрепал знатного жеребца по холке, погладил по гриве, вскочил на спину и помчался в темную степь. Расчет был прост: все лошади ринулись следом за вожаком. Пока незадачливые охранники опомнились, след табуна, как говорится, простыл. Ночью в глухую степь враги побоялись ехать. Этим отчаянным парнишкой был Иван Яковлевич Головко. Лошадей он направил к нашим, на хутор Красный Конь.

Расскажите о героях своих семей!
Вот такой большой рассказ получился о представителях фамилии Головко — бывших фронтовиках. Уверена, что подобные истории могут рассказать многие наши земляки. Дорогие наши читатели! Еще раз просим вас, расскажите о прошедших через лихолетье Великой Отечественной войны фронтовиках и тружениках тыла — героях ваших семей! Присылайте воспоминания детей войны, фронтовые письма, старые фотографии — все это опубликованное на страницах «Калининца» поможет тем, кто родился после войны, а главное — нынешним и завтрашним школьникам побольше узнать о великом народном подвиге. Ждем ваших повествований!

Материал подготовила
Нина Короленко.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!