По пути в Турцию чуть не утонули

По пути в Турцию чуть не утонули

Над Утришом опускались сумерки. Солнце пряталось в алый закат, обещая на завтра ветер и неспокойное море. Лето вообще не задалось в этом году для отдыхающих – то дожди зарядят, то шторм разметает прибрежную полосу, перемешав песок и водоросли. Какой уж тут пляж и купание. Поэтому самыми популярными развлечениями у приехавших на юга стали прогулки на яхтах. Слово – «яхта», конечно, громко сказано. Наши яхты – это не те белоснежные лайнеры, которые бороздят Средиземноморье или развлекают богатую публику на Мальдивах. Наша яхта – это большой катер под парусом, который отвечает своему первоначальному назначению, что на иностранном так и звучит: jachtschip. То есть – спортивное судно для гонок. Именно такая флотилия «яхт» и выстроилась на стоянке в Утрише, которая находится неподалеку от Анапы.


На борту одной из них скучал калининец Эдуард Лютиков, который хотел отдохнуть. Но «яхта», видно, не разделяла планов своего хозяина. В ней сломались помпа, какой-то насос, крепеж и что-то ещё очень важное. Отпустив команду, Эдуард раздумывал о завтрашнем дне.
– Третьим будешь? – раздалось с соседней «яхты».


– ???…, я за рулем, и вообще не пью! – ответил Лютиков и подумал: «Неужели у меня такой усталый вид?».
– Да ты не понял, парень! – засмеялись двое крепких мужчин. – Мы команду набираем, в Турцию смотаться. Туда и обратно. Так пойдешь с нами?
– Конечно!!!


Хозяином соседней «яхты» оказался врач-хирург из Архангельска – Николай. Он занимается экстремальными видами спорта – ходит под парусом на Балтике, спускается по горным речкам на байдарке, катается на лыжах и прочее. Поэтому «быстренько смотаться» в Турцию напрямик через Черное море ему не казалось такой уж немыслимой затеей. С ним был ещё друг из Санкт-Петербурга – Глеб. Он недавно окончил мореходку и какую-то школу капитанов. Понятно, что нашего Эдуарда они брали в качестве матроса, у которого к тому же есть юридическое образование.


Из навигационно-морского оснащения на яхте соседа был только компас. Вот по нему, указывающему стрелкой на стороны света, и отправились наши путешественники рано утром в открытое море. Нахлынувшие затем события и впечатления не поддаются описанию. Надо быть Жюль Верном, Хемингуэем или самому оказаться на яхте, чтобы запечатлеть то, что увидели, испытали и прочувствовали эти смелые мужчины.
Первое, чему они удивились, так это «пробкам» в центре моря. Оказывается, оно кишит разными плавсредствами. Танкеры, сухогрузы, большие пассажирские корабли – всё это идет по одному определенному маршруту, громко переговаривается на разных языках, и любая помеха на пути в виде крошечной яхты вызывает у всех дополнительный ажиотаж. Тут надо заметить, что на бескрайних водных просторах морей и океанов к яхтсменам относятся с уважением. Их по международным морским правилам обязаны пропускать «на маршруте», давать дорогу и даже обходить стороной по причине малой скорости парусного судна. Так и случилось в первый день путешествия наших героев. На яхту стремительно, с крейсерской скоростью, летел танкер, грозя в доли секунды утопить её килем и заколошматить винтами, размах которых достигает более десяти метров. Поэтому тут же наши путешественники связались по рации с руководством корабля, мирно все решили, и танкер с небольшим креном обошел яхту слева. Пока маневрировали, с корабля полюбопытствовали: куда, мол, путь держите и что за приборы есть на паруснике. Когда профессионалы услышали, что яхтсмены идут только по компасу, то долго смеялись гомерическим хохотом во всех своих рубках. Эта правдивая морская байка всего лишь присказка к той «сказке», что ожидала наших смельчаков в виде шторма. А он надвигался черными тучами и резкими порывами ветра. К шторму надо было все подготовить. Во-первых, проверить помпу и поставить её в рабочий режим, чтобы постоянно откачивать воду, задраить все люки, закрыть каюту, спустить паруса. Во-вторых, надеть спасательные жилеты и привязаться к яхте. В шторм, когда волны достигают четырех-пяти метров высоты, ещё важно удерживать руль и направлять судно поперек волны, тогда его не переворачивает. Но это по правилам. В бурю все правила меняются и, как говорят все моряки, в это время на корабле нет атеистов.
Вот и нашим смельчакам помогали, наверное, высшие силы, потому что они вышли победителями в схватке со стихией и не иначе, как чудом, это не назовёшь. Яхта не раз переворачивалась под ударом волны, ложилась на бок, но потом, как Ванька-встанька, снова поднималась в правильное положение. Этому постоянно помогали привязанные к палубе и свободно болтающиеся в волнах все три человека команды. В общем – картина Айвазовского «9-й вал». К ней следует добавить, что в это же время, по заданному маршруту, продолжали свой путь настоящие большие корабли, которые просто могли не заметить борющихся со штормом яхтсменов. Тем более, что и рация намокала, и аккумуляторы вдруг стали садиться, и не видно было ничего… К счастью, всё обошлось.


К концу третьего дня погода слегка поутихла, большие корабли на пути не попадались, и наши мореходы поняли, что заблудились. Только стрелка компаса указывала, где находится турецкая столица – Анкара. Что делать – не знали. И тут в ночном небе засветился маяк. Голограмма огней красной дорожкой указывала верный путь, на него и пошли. Через сорок миль показался город. Это был Синоп.
Усталые путешественники (так и хочется сказать: «причалив к берегу баркас», слегка потрепанный) не вызвали у местных жителей никаких подозрений. Ну мало ли этих русских сегодня в Турции промышляет, может, рыбки вышли половить. Экипаж всем составом даже в полицию заходил, мол, зарегистрируйте нас тут как- нибудь, мы же границу нарушили. Но от них отмахнулись и посоветовали отправиться отдыхать на «яхту». Два дня наши «нарушители» стояли на причале, поправляли такелаж, осматривали достопримечательности города. Местные жители, узнав о гостях, приносили им еду и воду, просто общались. Две девушки пытались познакомиться с нашими мореплавателями, даже сфотографировались с Эдуардом, но потом местные мужчины рассказали представительницам слабого пола, как им следует себя вести, и прогнали с причала.


Надо сказать, что Синоп – исторический город. Русских здесь помнят как героев морских сражений. Отгороженный от материка большим хребтом, город-порт отличается от всей страны природой, культурой и языком. Население – небольшое, около 65 тысяч человек. Здесь понимают русский и мало знают английский. Синоп считается родиной греческого царя Митридата, который строил свои крепости в Крыму, Керчи и на Тамани. Здесь, по некоторым данным, родился древнегреческий писатель Гомер, создатель поэм «Илиада» и «Одиссея», герои которых встречали в этих местах даже амазонок. Так что к смельчакам в городе особое почтение.
Снабдили наших яхтсменов и в обратную дорогу. Принесли продукты, помогли с ремонтом судна. Назад шли тоже три дня. Море волновалось, но больших штормов уже не было. Чаще выглядывало солнце, даже птичка прилетала на борт. Похожая на воробья, она совсем не боялась людей. Садилась на руку, клевала крошки. Но больше всех наши яхтсмены понравились дельфинам. Они два дня сопровождали яхту целой стаей. Плыли вместе так плотно, что можно было стать на их спины.


– Всё это напоминало сказку, и если бы не фотографии, то можно было бы подумать, что нам это приснилось, – рассказывал Эдуард.
У наших берегов путешественников проверили досконально. С немалым удивлением выслушали их морские рассказы и отпустили с миром.
В следующем году друзья вновь собираются на экстремальный яхтинг. И, может быть, всё-таки попадут на Босфор…

Вера ПРОСКУРИНА.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!